Ссылки для упрощенного доступа

29 Октябрь 2020, Ташкентское время: 04:22

Почему страны Центральной Азии молчат о ситуации в Синьцзяне?


Люди, чьи родственники пропали без вести или задержаны в Синьцзяне, держат фотографии своих близких во время пресс-конференции в офисе правозащитной группы «Атажурт» в Алматы, Казахстан, 21 января 2019 года.

Замалчивание в Центральной Азии проблемы бедственного положения уйгуров в западном китайском регионе Синьцзян разительно контрастирует с ситуацией, наблюдавшейся 20 лет назад. Вспоминаем, что тогда было.

Правительства стран Центральной Азии стараются не вмешиваться в беспощадную кампанию Пекина против уйгуров и других меньшинств в западном регионе Китая Синьцзян, официально известном как Синьцзян-Уйгурский автономный район.

Но для Казахстана и Кыргызстана практически невозможно оставаться в стороне. И вот почему.

Регион, который Китай теперь называет Синьцзяном, и страны по другую сторону гор Тянь-Шаня – Казахстан и Кыргызстан – на протяжении тысячелетий были связаны торговыми и культурными отношениями. Поэтому важные события в одной стране не могут не сказаться на другой. Это очевидно, и так уже было в первые годы после распада Советского Союза в конце 1991 года, когда пять центральноазиатских республик стали независимыми странами.

29 июля 1992 года российская ежедневная «Независимая газета» сообщила о митинге партии «За свободный Уйгуристан» в столице Кыргызстана Бишкеке. На нем присутствовало около 270 делегатов, в основном из Кыргызстана, но также были люди и из Казахстана, Узбекистана и Турции.

Партия выступала за создание независимого государства Уйгуристан на территории провинции Синьцзян. Они заверили, что намерены сделать это исключительно в рамках норм международного права, хотя подробностей в отношении того, что они имеют в виду под этими «нормами», было немного.

На тот момент прошло всего полгода с тех пор, как Китай установил дипломатические отношения со странами Центральной Азии. Более того, Советский Союз в течение более 20 лет изображал Китай как врага, а жители Средней Азии не припоминали, чтобы их отношения с Китаем отличались большой любовью.

Юсупбек Мухлиси и его революционный фронт

В то время в Казахстане проживало около четверти миллиона уйгуров и еще около 50 тысяч – в Кыргызстане. Партия «За свободный Уйгуристан» была не единственной уйгурской организацией в Кыргызстане. Также были «Иттипак» (Союз) и Ассоциация уйгуров Кыргызстана. В Казахстане существовала, наряду с рядом уйгурских групп, базировавшаяся в Алматы Ассоциация уйгуров. Эти группы регулярно проводили демонстрации и созывали пресс-конференции в Бишкеке и Алматы в ситуациях, когда у уйгуров в Синьцзяне возникали проблемы с китайскими официальными лицами.

Юсупбек Мухлиси.
Юсупбек Мухлиси.

В июле 1996 года уйгурские группы в Казахстане сообщили о столкновениях между китайскими силами безопасности и уйгурской сепаратистской группировкой «Объединенный революционный фронт Восточного Туркестана» (ОРФВТ). Согласно утверждениям ОРФВТ, в ходе этих столкновений ею было убито около 450 китайских солдат и сил безопасности.

Лидер ОРФВТ Юсупбек Мухлиси проживал в Алматы с момента своего бегства в 1960 году.

В феврале 1997 года китайские войска открыли огонь по уйгурским демонстрантам в городе Кульджа (по-китайски – Инин), протестовавшим против казни 30 уйгурских активистов, которые призывали к независимости от Китая.

По официальным данным, были убиты девять уйгуров, но некоторые активисты говорят, что погибло более 100 человек. Это спровоцировало протесты у посольства Китая в Бишкеке и посольства Китая в Алматы в марте 1997 года.

«Казахстан и Китай пообещали не помогать сепаратистским движениям в другой стране»

25 марта 1997 года Бексултан Сарсеков, который тогда был секретарем Совета безопасности Казахстана, заявил на пресс-конференции в Алматы: «мы обеспокоены событиями» и «жесткими мерами», применяемыми китайским правительством против уйгуров.

Но Сарсеков добавил, что в соответствии с соглашением, подписанным между Казахстаном и Китаем в 1996 году, обе стороны пообещали не помогать сепаратистским движениям в другой стране – участнице договора и поэтому проблемы в Синьцзяне не дело Казахстана.

Здесь уместно вспомнить, что в то время у казахстанского правительства были свои опасения по поводу казачьих сепаратистов в северных частях страны недалеко от границы с Россией.

Соглашение, о котором говорил Сарсеков, на самом деле было договорами о границе, подписанными в апреле 1996 года в Шанхае между Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Россией и Китаем, которые заменили предыдущий советско-китайский договор о границе. Группа называла себя «Шанхайской пятеркой», а позже они стали Шанхайской организацией сотрудничества.

Уйгурские группы в Казахстане и Кыргызстане сообщили, что после подписания этого соглашения Китай провел волну арестов в Синьцзяне.

Власти Казахстана и Кыргызстана были связаны по рукам положениями договоров о границе о неоказании помощи уйгурским сепаратистам в Синьцзяне, однако они особо не препятствовали протестам уйгуров против Китая в собственных странах.

Небольшие группы уйгуров продолжали протестовать у посольства Китая в Алматы в апреле и июле 1997 года. В январе 1998 года оппозиционное движение «Азат» и партия «Азамат» провели пресс-конференцию, на которой осудили казнь еще 13 уйгурских активистов в декабре 1997 года.

В начале ноября 1999 года десятки уйгуров собрались у посольства Узбекистана в Алматы, призывая президента Узбекистана Ислама Каримова во время предстоящего визита в Китай поднять вопрос о тяжелом положении уйгуров.

Правительства стали зависеть от Пекина, чтобы поддерживать свою экономику на плаву

Проблемы в Синьцзяне неминуемо перекинулись на Казахстан и Кыргызстан.

В сентябре 2000 года в результате нападения в Казахстане были убиты двое полицейских и четверо ранены. Четверо подозреваемых были убиты вскоре после этого, и тогдашний министр иностранных дел Казахстана Касым-Жомарт Токаев – нынешний президент – сказал, что эти четверо были уйгурами из Китая. Посольство Китая в Казахстане выразило полную поддержку операции, которая привела к убийству уйгуров. К тому времени Казахстан уже начал отправлять уйгуров обратно в Китай, несмотря на международную критику.

Конфликт в Синьцзяне также распространился и на Кыргызстан. В марте 2000 года лидер «Иттипака» Нигматулла Базаков был застрелен возле своего дома в Бишкеке. Один лидер уйгурской общины уже был убит в 1998 году, а другой – в 2001 году. В мае 2000 года был застрелен член официальной делегации из Синьцзяна, а двое других членов делегации были ранены возле гостиницы «Достук» в Бишкеке, примерно в то же время, когда вспыхнул пожар на оптовом рынке Бишкека, где большинство торговцев были из Синьцзяна. В конце июня 2002 года в Бишкеке был застрелен высокопоставленный китайский дипломат. 27 марта 2003 года было совершено нападение на автобус, следовавший из Бишкека в Синьцзян с 21 гражданином Китая. Пассажиров застрелили, а автобус подожгли.

К тому времени китайские деньги начали поступать в Центральную Азию, а после мирового финансового кризиса 2008 года Китай настолько утвердился в финансовом отношении в Центральной Азии, что правительства там стали зависеть от Пекина, чтобы поддерживать свою экономику на плаву.

Этот объект в промышленном парке «Куньшань» в Артуксе является одним из постоянно растущих «лагерей перевоспитания» в регионе Синьцзян.
Этот объект в промышленном парке «Куньшань» в Артуксе является одним из постоянно растущих «лагерей перевоспитания» в регионе Синьцзян.

Проблемы вновь перекинулись за пределы границ

Когда несколько лет назад из Синьцзяна начали поступать сообщения о новой кампании против уйгуров, правительства Казахстана и Кыргызстана это проигнорировали.

В первых сообщениях упоминалась дискриминация в отношении уйгуров – их одежда, их бороды, – но затем она стала приобретать всё более жесткий характер, сопровождаясь сообщениями о принудительном интернировании в так называемые лагеря перевоспитания, смешанных браках с китайцами хань, изнасилованиях, пытках, принудительной стерилизации и переселении из Синьцзяна в другие районы Китая.

Когда репрессии получили более широкое распространение, вплоть до того, что включили других тюркских мусульман, а именно полтора миллиона казахов и более двухсот тысяч кыргызов, населяющих Синьцзян, некоторые жители Казахстана и Кыргызстана начали задаваться вопросом, почему их правительства на встречах с китайскими должностными лицами не говорят об этой проблеме более настойчиво.

Такие люди, как Серикжан Билаш, этнический казах родом из Синьцзяна, который теперь является гражданином Казахстана, основали «Атажұрт» («Отечество») – группу, посвятившую себя разоблачению злоупотреблений Китая в отношении казахов и других меньшинств в Синьцзяне.

Власти Казахстана вынудили Билаша замолчать.

Серикжан Билаш.
Серикжан Билаш.

Билаш был арестован и предан суду за возбуждение розни, но общественные настроения были на стороне Билаша, и в конечном итоге он был оштрафован и освобожден после обещания воздерживаться от политической активности в течение семи лет.

Затем казахстанское правительство зарегистрировало другое объединение – «Атажұрт еріктілері» («Добровольцы отечества»), контролируемое перебежчиками из организации Билаша и занимающее гораздо более мягкую позицию в отношении событий в Синьцзяне. В этом году, когда Билаш начал выпускать программу на канале YouTube, власти Казахстана вновь явились к нему и оштрафовали.

Но есть еще десяток и более этнических казахов, бежавших из Синьцзяна в Казахстан и не отправленных обратно в Китай властями, уступившими давлению общественности.

Омирбек Бикалы показывает фотографию своих родителей, которые, по его мнению, задержаны в Китае.
Омирбек Бикалы показывает фотографию своих родителей, которые, по его мнению, задержаны в Китае.

Еще десятки этнических казахов и кыргызов родом из Синьцзяна, получивших гражданство в Казахстане и Кыргызстане, но, к сожалению, отправившихся ненадолго в Синьцзян, оказались пойманными в ходе репрессий.

Их истории неоднократно фигурировали в СМИ обеих стран.

Чудовищное обращение, которому ежедневно подвергается более миллиона уйгуров в лагерях в Синьцзяне – отчеты, опровергаемые Пекином, несмотря на шокирующее количество свидетельских показаний, – почти наверняка коснулось и этнических казахов и кыргызов, также заключенных в этих лагерях, и это только вопрос времени, когда их истории услышат власти Казахстана и Кыргызстана.

Тогда правительства Казахстана и Кыргызстана будут испытывать большее давление в отстаивании более жесткой позиции против кампании Китая в Синьцзяне.

Еще раз: очевидно, что, когда что-то серьезное происходит на одной стороне Тянь-Шаня, это влияет на то, что происходит по другую сторону этих величественных гор.

Брюс Панниер

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки

Смотреть комментарии (1)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG