Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2018, Ташкентское время: 06:22

Подъем в 5 утра и овощной суп без овощей. Как устроены китайские лагеря «профподготовки»


Подъем в пять утра. В шесть – завтрак, хлеб. Затем несколько часов марширования по камере под патриотические кричалки и просмотр пропагандистских фильмов. На обед – хлеб и овощной суп без овощей. Небольшой отдых. Можно посидеть, но не ложиться. И снова по новой, до отбоя. Так, по рассказам бывшего заключенного, выглядит один день жизни в китайском лагере патриотического перевоспитания.

В этих лагерях большинство – уйгуры и другие представители мусульманских меньшинств. Например, казахи или киргизы. Большинство мусульман Китая живут в Синьцзяне – одном из крупнейших регионов страны. Уйгуры живут здесь веками и составляют около 45 процентов жителей региона, китайцы – около 40.

Территория региона не только велика, но еще и богата нефтью и газом. Поэтому официальный Китай боится возможных сепаратистских настроений уйгуров и всячески ущемляет их права, культуру и религию.

Напряжение в отношениях между китайцами и уйгурами достигло пика в 2009 году. На юге Китая были убиты двое уйгуров, что привело к массовым беспорядкам в Синьцзяне. Полиция жестоко подавила бунты, но радикалы продолжили сопротивление и даже устраивали террористические атаки, которые привели к десяткам жертв.

Когда в 2016 году первым секретарем партии в Синьцзяне стал Чэнь Цюаньго, вопрос уйгуров принялись решать жестко и систематично.

В городах – в частности Хотане и Кашгаре – установили камеры для распознавания лиц. Их восемь-десять на каждые 100-200 метров. На улицах – контрольно-пропускные пункты. В Хотане – по четыре-пять на километр. На КПП у граждан проверяют документы, фотографируют их, снимают отпечатки пальцев и сканируют радужку глаза. Каждый житель региона обязан установить в свой смартфон программу, следящую за его местоположением, сообщениями, звонками и интернет-трафиком.

Некоторых мусульман даже заставляют приютить у себя китайского чиновника. Этот человек регулярно навещает семью, иногда живет в ней, обучает китайскому и тем временем оценивает поведение и социальную позицию наблюдаемых. Согласно отчету 2018 года, полтора миллиона семей приютили у себя более миллиона чиновников.

Непонравившихся или провинившихся могут отправить в специальный лагерь на перевоспитание. Например, за посещение мечети. В таких лагерях находятся, по разным данным, от пятисот тысяч до миллиона уйгуров – не учитывая других мусульман.

После месяцев давления официальный Пекин узаконил лагеря, которые в документах называются «центрами профессиональной подготовки». Они якобы созданы для борьбы с экстремизмом.

Работает ли эта система перевоспитания? Гражданин Казахстана, которого власти освободили из такого лагеря, говорит, что нет. Вместо этого власти, по его словам, «сеют в людях семена ненависти» и «превращают их во врагов».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG