Ссылки для упрощенного доступа

23 Июнь 2024, Ташкентское время: 16:28

Зачем Минфин Казахстана опубликовал список получателей зарубежного финансирования?


Казахстан идёт путём России, или Зачем Минфин публикует список получающих финансирование из-за рубежа?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:08 0:00

Казахстан идет путем России, или Зачем Минфин публикует список получающих финансирование из-за рубежа?

Комитет государственных доходов министерства финансов РК опубликовал «Реестр лиц, получающих деньги и (или) иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранцев, лиц без гражданства». В список включены 240 организаций и граждан, работающих в различных сферах, в том числе СМИ, правозащитные группы, общественные фонды, международные организации. Что это значит?

«Повторяем худшие практики»

В список Минфина включен Международный центр журналистики MediaNet – неправительственная организация, которая занимается организацией различных проектов, конкурсов и мероприятий, связанных с медиаиндустрией.

Глава центра Адиль Джалилов говорит, что публикация реестра получателей иностранного финансирования – путь авторитарных стран.

– Мы получаем финансирование от международных организаций. Это нормальная практика для нормальных стран. Но мы пошли по порочному пути России и начали публиковать реестр своего рода «иноагентов». Это позорный путь. Мы повторяем худшие практики. Вместо того чтобы принимать лучшее, мы принимаем худшие практики, – считает Адиль Джалилов.

Адиль Джалилов, глава Международного центра журналистики MediaNet.
Адиль Джалилов, глава Международного центра журналистики MediaNet.

Центр журналистики принципиально отказывается от получения средств от государственных органов, чтобы сохранить независимость, объясняет Джалилов. Поэтому обращается к международным фондам, которые не вмешиваются в деятельность организации и уважают свободу слова.

– Мы никогда не скрывали, что получаем финансирование из-за рубежа. Всегда публикуем отчеты о деятельности, источниках финансирования, сколько мы получаем грантов. Мы не считаем, что это позорно. Наоборот, мы гордимся, потому что эти гранты выиграть очень сложно, нужна достойная идея, – отмечает Адиль Джалилов.

В списке министерства оказался также общественный фонд «Ар.Рух.Хак», возглавляемый правозащитницей Бахытжан Торегожиной. Организация устанавливала имена погибших во время Январских событий, обстоятельства их смерти, собирала данные о пропавших без вести и подвергшихся пыткам в смутные дни, документировала события. Торегожина – одна из тех, кто призывает к независимому расследованию Кровавого января на международном уровне и привлечению к ответственности виновных в гибели людей.

Торегожина тоже не скрывала, что фонд получает деньги из-за границы. Организация «спокойно относится» к публикации этого списка, «так как работает прозрачно, в соответствии с требованиями законодательства Казахстана», говорит Торегожина. Но если за публикацией реестра стоит попытка назвать включенных в этот список «иностранными агентами», как в России, то это другое дело, объясняет правозащитница.

– Если наши власти хотят включить нас в «иностранные агенты», то у меня есть аргумент к нашим властям. Они должны развивать поддержку неправительственных организаций. Я буду только приветствовать, если ту работу, которую мы делаем, будут финансировать из нашего государственного бюджета. Но почему-то наши власти это не делают. Они не признают, что в Казахстане есть политические заключенные, политически преследуемые активисты, что были нарушены права людей во время Кантара. Они всю эту работу не признают, и, понятно, что в Казахстане на эту работу я никогда не получу финансирование, – убеждена Бахытжан Торегожина.

Правозащитница Бахытжан Торегожина (справа) презентует книгу о Январских событиях «Стрелять на поражение...».
Правозащитница Бахытжан Торегожина (справа) презентует книгу о Январских событиях «Стрелять на поражение...».

Сегрегация?

По мнению правозащитницы Торегожиной, если государство не устраивает сотрудничество неправительственных организаций с международными фондами, то оно должно само «предложить альтернативные условия».

– Власти не должны вмешиваться в работу организации, получившей средства, и не должны давать указаний. Зарубежные партнеры [предоставляющие финансирование] уважают наши права, создают условия для независимой, свободной работы. Мы бы работали на таких же условиях, если бы государство уважало нас и наш труд и позволяло бы нам работать независимо, если бы оно не угрожало и не шантажировало нас, как неправительственные организации, близкие к властям, – говорит Торегожина.

Адиль Джалилов считает, что публикация реестра предоставляет государству возможность сегрегации.

– Во время выборов ЦИК только со своего разрешения позволяет проводить опрос «своим» организациям. Мы предполагаем, что теперь лишимся возможности проводить опросы, так как мы входим в реестр [организаций, получающих деньги из-за рубежа]. Журналисты [из списка], возможно, не смогут получать пресс-карты, а СМИ – пройти регистрацию, – полагает руководитель центра MediaNet.

В списке должны быть и государственные структуры?

Карлыгаш Джаманкулова, директор прессозащитной организации «Адил соз», не против публикации списка получателей средств из-за границы. С ее точки зрения, казахстанцы имеют право знать получателей зарубежного финансирования. Однако существующий сейчас способ составления списка может привести к манипулятивным выводам, считает она.

По словам Джаманкуловой, список комитета не полный – в него должны быть включены государственные и квазигосударственные структуры, получающие деньги из-за рубежа. Кроме того, необходимо указать, из каких источников организация или физическое лицо получают средства.

– Список должен отражать источник. Когда источник финансирования – это грантовые организации, официально признанные в Казахстане, соблюдающие международные договоры и прописывающие такие принципы, как толерантность, открытость, уважение независимой политики грантополучателя, – это важно. Мы заботимся не только о нашей репутации, но и работаем только с партнерами, у которых надежная репутация, – говорит Джаманкулова.

Пока же реестр выдан без контекста, подчеркивает глава «Адил соз».

«Сопроводите реестр аннотацией, отсылкой к межгосударственным соглашениям. Если гражданин хочет разобраться, у него должна быть полная информация. Список без контекста – вот вам и заголовки про "иноагентов". Покажите своим гражданам ту открытость, которую вы демонстрируете международным партнерам. Потому что slicing информации – это вид манипуляции», – пишет Джаманкулова в посте в Facebook᾽е.

Публикация ИИН – нарушение закона?

Журналисты и правозащитники, включенные в список получателей финансирования из-за рубежа, не против публикации такого реестра, но недовольны тем, что в открытый доступ выложены индивидуальные идентификационные номера (ИИН) или бизнес-идентификационные номера (БИН) граждан и организаций.

Бахытжан Торегожина считает, что публикация ИИН, который относится к персональным данным, незаконна, и убеждена, что «кто-то должен понести за это ответственность».

Журналистка Айнель Амирхан, получившая финансирование от международной организации на журналистский проект о жизни женщин в Казахстане, также расценивает раскрытие персональных данных как нарушение закона. «Государство, которое должно быть гарантом безопасности моей личной информации, открыто распространило ее среди общественности. Это нарушение закона о персональных данных», – пишет журналистка на своей странице в Instagram᾽е.

В пресс-службе Комитета государственных доходов говорят, что «наименование и идентификационный номер налогоплательщика не относятся к налоговой тайне в соответствии со статьей 30 Налогового кодекса».

В статье 30 Налогового кодекса говорится, что «налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике (налоговом агенте)», кроме ряда неконфиденциальных данных, в число которых входят имя налогоплательщика, идентификационный номер, данные о налоговой задолженности и прочее.

Некоторые правозащитники в Казахстане говорят, что Закон «О персональных данных и их защите» применяется избирательно. В августе этого года полиция задержала журналистку Сандугаш Дуйсенову из Талдыкоргана, обвинив в публикации в соцсетях документа с индивидуальным идентификационным номером подозреваемого в убийстве. Позже стало известно, что дело против нее прекращено. Во многих случаях публикация чужого ИИН не преследуется.

«На повышение доверия»

Проект приказа о внесении изменений в приказ министра финансов от 20 февраля 2018 года № 240 «Об утверждении Правил ведения базы данных о лицах, получивших и расходовавших деньги и (или) иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранцев, лиц без гражданства, а также их включения и исключения из базы данных» был подготовлен в конце января текущего года и вынесен на обсуждение 8 февраля. Обсуждение продолжалось до вечера того же дня. Позже документ подписал министр финансов, и приказ вступил в силу 13 марта. Спустя полгода список получивших финансирование из-за границы был опубликован на сайте министерства.

«Эти поправки направлены на повышение уровня доверия граждан к государству и неправительственным организациям», – говорится в сообщении комитета госдоходов.

По данным пресс-службы комитета, в Казахстане участники мониторинга иностранного финансирования – физические и юридические лица и (или) структурные подразделения юридического лица, получающие деньги и (или) иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранцев, – представляют отчетность в органы государственных доходов с 2018 года. В 2022 году в Налоговый кодекс внесли изменение: «Данное требование касается лиц, занимающихся проведением опроса общественного мнения, сбором, анализом и распространением информации, оказанием юридической помощи, защищающих интересы граждан и организаций».

Неправительственные организации, получающие финансирование из-за границы, предоставляют отдельную документацию налоговым органам с 2016 года. Они информируют компетентные органы о своих сотрудниках, активах, спонсорах и деятельности. Но раньше эти данные не публиковались.

Путем России?

Пользователи социальных сетей сравнили изменения казахстанского законодательства с российским законом об «иностранных агентах».

Надпись «Иностранный агент» на стене здания, где располагался правозащитный центр «Мемориал» в Москве. В 2022 году в России вступило в силу решение о ликвидации этого центра.
Надпись «Иностранный агент» на стене здания, где располагался правозащитный центр «Мемориал» в Москве. В 2022 году в России вступило в силу решение о ликвидации этого центра.

Российские власти приняли закон об «иностранных агентах» в 2012 году, в него неоднократно вносили изменения. Сейчас в России в список «иноагентов» включают не только получающих зарубежное финансирование, но и людей, осуждающих вторжение России в Украину и критикующих власти. К «иноагентам» отнесены местные и зарубежные СМИ (в том числе Радио Свободная Европа/Радио Свобода), журналисты, эксперты, певцы и артисты, неправительственные организации, блогеры. Все публикации в интернете их обязали сопровождать текстом, видео- или аудиосообщением, что материал создан и распространен «иноагентом». Нарушителей этого требования привлекают к ответственности.

Правозащитники считают российский закон об «иностранных агентах» дискриминационным.

В марте 2023 года парламент Грузии принял в первом чтении законопроект «О прозрачности финансирования внешнего влияния», который сразу же прозвали законом «об иноагентах». Неправительственные организации Грузии заявили, что обсуждение проекта в парламенте – «национальный позор, оскорбление всех граждан и антиконституционный шаг». На фоне протестов в Тбилиси партии «Грузинская мечта» и «Сила народа» отозвали закон об «иностранных агентах», принятый в первом чтении.

Протесты в Грузии против рассмотрения Закона «О прозрачности финансирования внешнего влияния». Тбилиси, 6 марта 2023 года.
Протесты в Грузии против рассмотрения Закона «О прозрачности финансирования внешнего влияния». Тбилиси, 6 марта 2023 года.

Подобный законопроект впервые был предложен в Кыргызстане в 2013 году. Документ обязывает местные неправительственные организации, получающие финансирование из-за границы и занимающиеся «политической деятельностью», регистрироваться в качестве «иностранных агентов». В 2016 году этот закон не был принят, но в этом году депутаты парламента вынесли на общественное обсуждение закон об «иностранных представителях». Фактчекеры и международные правозащитные организации заявили, что документ был скопирован из российского закона об «иностранных агентах».

Среди включенных в казахстанский реестр получателей иностранного финансирования есть и те, кто не проводит аналогий с российским законом об «иноагентах». Айнель Амирхан выступает против того, чтобы журналисты подменяли этот список понятием «иностранный агент», которое не используется в стране, и тем самым вводили в заблуждение читателей.

– Мы должны быть осторожны в использовании подобной терминологии и не допускать распространения подобной концепции в массах, – убеждена журналист.

Правозащитница Бахытжан Торегожина надеется, что власти Казахстана не пойдут по пути России и не станут принимать закон об «иностранных агентах».

– Наши власти не пойдут по пути России, потому что в России совершенно другая политика – противопоставление России остальному миру, – отмечает Торегожина.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG