Ссылки для упрощенного доступа

01 Декабрь 2022, Ташкентское время: 19:16

«Русский медведь сам не уходит, его надо выгонять палкой». Как сторонники независимости Чечни защищают Украину


Бойцы воюющего на стороне Украины ичкерийского батальона (ОБОН) направляются на линию фронта.

Большинство бойцов отдельного батальона особого назначения (ОБОН) Украины воевали против Москвы в первую и вторую чеченские войны. Для сторонников независимости Чечни, принимавших участие в освобождении Херсона, Путин − «враг цивилизованного мира».

Для многих членов чеченской оппозиции − сторонников независимости Чечни, вынужденных ранее уехать за границу и приехавших теперь со всей Европы, чтобы присоединиться к добровольческому батальону в Украине, борьба с Россией стала образом жизни. Десятилетия, даже столетия постоянного вмешательства Москвы в дела Чечни, часто с применением оружия, сделали для них украинский конфликт очень личным.

Добровольцы считают: если не защитить Украину, «русский медведь» не остановится.

Добровольческое подразделение, именующее себя Отдельным батальоном особого назначения Министерства обороны Чеченской Республики Ичкерия, сокращенно ОБОН, входит в состав Иностранного легиона территориальной обороны Украины, и большинство его членов сражались против России в первой и второй чеченских войнах (1994-1996 годах и 1999-2009 годах соответственно). ОБОН участвовал в успешном контрнаступлении украинских сил на юге страны, включая освобождение ключевого города Херсона в начале ноября.

Северокавказская служба Радио Свобода «Кавказ.Реалии» встретилась с бойцами ОБОН на передовой, чтобы поговорить о войне.

Ахмед (имя изменено по его просьбе) уже более 10 лет живет в Европе. Год назад он переехал в Николаев на юге Украины, чтобы присоединиться к формировавшемуся тогда чеченскому добровольческому батальону. Когда в конце февраля Россия начала полномасштабное вторжение в Украину, он был готов к бою. Москва − его противник уже почти три десятилетия.

«Я воюю с россиянами с 1995 года [со времен Первой чеченской войны], − говорит он. − В 1997 году я пошел служить в чеченскую национальную гвардию − в армию Ичкерии, был командиром взвода».

По его словам, в армии было много внутренних распрей и политики, поэтому он уехал в Россию.

Ахмед говорит, что никогда не чувствовал себя в безопасности. В Ростовской области пытался открыть молочный завод и казино, выучился на специалиста в сфере безопасности, но ничего не получалось, потому что в его паспорте советского образца была указана национальность − чеченец.

Когда в 1999 году началась Вторая чеченская война, по словам Ахмеда, «для нас вообще все позакрывалось. В Ростове нас начали сажать в тюрьму − якобы чеченцы бандиты. Я уехал в Санкт-Петербург, .... и вскоре стало невозможно выйти из дома. На кавказцев или нападали скинхеды, или задерживала полиция».

Столкнувшись с тем, что он называет постоянным преследованием со стороны силовиков, Ахмед был вынужден бежать из России в Германию, где ему предоставили статус беженца.

На вопрос о причинах его приезда в Украину он говорит: «Потому что здесь воюют мои братья».

Признание Украиной

18 октября Верховная рада Украины приняла постановление о признании Чечни временно оккупированной Россией территорией, а также осудила «геноцид чеченского народа». За постановление проголосовали все 287 присутствовавших депутатов.

В этом месяце президент Украины Владимир Зеленский официально отреагировал на петицию о признании независимости Ичкерии, собравшую более 25 тысяч подписей, что, согласно действующему законодательству, делает ее обязательность для рассмотрения главой государства. Зеленский дал министерству иностранных дел поручение рассмотреть данный вопрос в рамках его компетенции.

Боец воюющего на стороне Украины ичкерийского батальона (ОБОН) Георгий Ахалая готовит дрон к полету.
Боец воюющего на стороне Украины ичкерийского батальона (ОБОН) Георгий Ахалая готовит дрон к полету.

Ранее в этом году, выступая на внеочередном заседании Совбеза ООН 5 апреля, Зеленский заявил, что Россия отрицает права «более десятка народов на двух континентах на самоопределение и самостоятельную государственную жизнь». По мнению президента Украины, Кремль ведет политику «уничтожения этнического и религиозного разнообразия».

«Мир закрыл глаза»

Уроженец чеченского Урус-Мартана Хусейн Джамбетов сейчас командует диверсионно-разведывательной группой ОБОН. По его словам, он стал участником первой чеченской войны против России в 13 лет.

«Нас называли боевиками, но мы воевали против орков, захватчиков и оккупантов. Это была армия чеченской республики Ичкерия. Во второй войне я тоже принимал участие, занимался диверсионной работой. Идет война, и ты сразу получаешь боевой опыт», − вспоминает он.

Хусейн Джамбетов, командир группы диверсионной разведки ичкерийского батальона (ОБОН), воюющего на стороне Украины.
Хусейн Джамбетов, командир группы диверсионной разведки ичкерийского батальона (ОБОН), воюющего на стороне Украины.

Джамбетов отмечает, что во время чеченских войн мир закрывал глаза на происходящее − в конечном счете потому, что Россия продавала много ископаемых ресурсов.

«Тогда никто не хотел связываться с Россией, – рассуждает Джамбетов. – А сегодня ... весь мир поддерживает Украину. Потому что знают наверняка: если не поддержат, то русский сумасшедший медведь завтра уже придет к ним ... во Францию, и в Польшу, и в Чехию. Потому что русский медведь просто так сам не уходит, его приходится выгонять палкой».

В 2003 году в России Джамбетова объявили в федеральный розыск за причастность к так называемой экстремистской и террористической деятельности. Он бежал в Европу и получил бельгийское гражданство. Когда в Украине началась война, оставил семью и работу в бизнесе по продаже халяльного мяса и обратился к своему старому знакомому Хаджи-Мураду Зумсо, с которым вместе воевал во время Второй чеченской войны, когда им обоим было по 17 лет. Зумсо − командир ОБОН, воюет в Украине с 2015 года.

Джамбетов рассказывает, как присягнул Зумсо и выдвинул ультиматум: «Я присягаю тебе на верность и буду рядом на пути освобождения любого угнетенного народа. Сегодня это украинцы, завтра, может быть, наш чеченский народ. А теперь, если ты меня к себе не заберешь, ты перед Богом ответишь».

«Будем воевать, как наши праотцы»

По словам Джамбетова, когда он пересекал границу, Зумсо встретил его и забрал в ОБОН.

Джамбетов рассказывает о своей жизни в добровольческом отряде: «Мне самому много не надо, хватает дневной нормы тушенки, а если есть еще сгущенка, я вообще благодарен.... Мы будем воевать, как наши отцы и праотцы [в Чечне].

Я годами выжидал момент, когда весь мир почувствует на себе когти бешеного «русского медведя». Сегодня мы говорим всему миру, что мы бойцы Ичкерии и защищаем наших братьев украинцев».

Зумсо Амаев, заместитель командира воюющего на стороне Украины Отдельного батальона особого назначения (ОБОН) Вооруженных сил Чеченской республики Ичкерия.
Зумсо Амаев, заместитель командира воюющего на стороне Украины Отдельного батальона особого назначения (ОБОН) Вооруженных сил Чеченской республики Ичкерия.

ОБОН участвовал в освобождении части Херсонской области, и, по словам жителей сел прифронтовой полосы, именно чеченцы первыми вошли с украинской стороны, переправившись через реку Ингулец.

Иван (имя изменено), пожилой владелец дома, где некоторое время жили бойцы ОБОН, с уважением отзывается о своих неожиданных, но желанных гостях. До освобождения села, по словам Ивана, его дом занимали кадыровцы (боевики чеченского президента Рамзана Кадырова, воюющие на стороне России в Украине), а также дагестанцы, буряты, якуты и этнические русские.

«Пока кадыровцы и другие россияне в моем доме жили, я не имел права сюда зайти, − рассказывает он, добавляя, что между двумя группами тогда возникала напряженность. − Сейчас у меня прекрасный контакт с чеченцами из числа защитников Украины. Люди их знают и любят здесь».

«Общий враг»

Чеченский общественный деятель Анзор Масхадов, сын бывшего президента непризнанной Ичкерии, с февраля неоднократно посещал Киев. Как один из видных представителей правительства независимой Чечни он проводит встречи в МИДе, встречаясь с политиками, чиновниками и депутатами Верховной рады. Масхадов встречался с бойцами добровольческих батальонов имени Шейха Мансура и Джохара Дудаева, а также с чеченцами, воюющими в других подразделениях Вооруженных сил Украины.

«С нами произошло то же самое, что сейчас с Украиной, − говорит Масхадов. − Отсюда у чеченцев такая мотивация. Украина сражается против общего врага. Я всегда был противником того, чтобы чеченцы воевали, например, в Сирии или в других странах. Но в Украине все понятно, идет крупномасштабная война с оккупантом».

По его словам, большая часть чеченского общества на родине поддерживает защиту Украины.

«Им дома надоел этот режим, − заявляет он. − И когда я общаюсь со знакомыми оттуда, они говорят, что хотят, ... чтобы поскорее нашлась какая-то сила извне, будь то сторонники Ичкерии из Европы или другие, кто очистил бы нашу землю от предателей нашего народа».

Джамбулат Сулейманов, глава чеченского диаспорского движения «Барт Маршо», живущий в изгнании в Париже, уверен, что чеченское общество в целом против войны в Украине. Люди не хотят, чтобы Кадыров отправлял молодых мужчин на убой.

«Реакция жителей – у меня есть свои источники – полностью негативная. У меня есть информация, что и мать Кадырова отрицательно относится к его активному участию в войне», − утверждает он, добавляя, что Кадыров, как сообщается, поссорился с матерью из-за войны и что она уехала из дома, который он построил для нее.

Кадыров, по словам одного из командиров ОБОН Джамбетова, «всего лишь пехотинец», а «главный враг цивилизованного мира − [президент России Владимир] Путин».

У каждого из чеченцев, приехавших в Украину воевать, есть огромная личная мотивация победить в этой войне, добавляет Сулейманов: «Это убежденные люди, которые готовы бороться против России в любом уголке мира. Это наш исторический враг, который совсем недавно убивал наших родных и близких».

Оригинал статьи можно прочитать здесь

Форум

XS
SM
MD
LG