Ссылки для упрощенного доступа

01 Февраль 2023, Ташкентское время: 05:26

«Наш педагог занимается чем угодно, но только не детьми». Учителей в Узбекистане продолжают привлекать к принудительному труду


Беспрерывные визиты комиссий из различных инстанций, отправляемые в школы Узбекистана, а также привлечение учителей к работам, не входящим в их профессиональные обязанности, парализовали систему отечественного образования.

Блогер и журналист из Ташкента Никита Макаренко в беседе с «Озодликом» говорит, что пришел к такому заключению после жалоб десятка учителей.

– Наш педагог в Узбекистане занимается чем угодно – бумагами, протиранием полов, хождением по квартирам, но не занимается с детьми, потому что на это у него времени нет, – говорит Макаренко.

Две недели назад блогер поднял проблему учителей ташкентских школ, которых принудили ходить по квартирам многоэтажных домов и собирать информацию о количестве детей и новорожденных, проживающих в этих домах.

– Ко мне в дверь постучались учителя, которых отправили ходить по квартирам и собирать никому ненужную информацию. После этого я сам для себя решил, что с принудительным трудом учителей нужно заканчивать и решил создать общественно-информационную кампанию. Всех учителей по всей стране тридцать лет заставляют ходить по квартирам и собирать никому ненужные сведения. Учителя ходят по квартирам и выясняют, есть ли дети, которые не ходят в школу. Это абсолютно бессмысленная работа, потому что в семидесяти процентах случаев им вообще дверь не открывают. Кроме того, часто на них нападают, встречаются случаи домогательства. Собирать ненужные сведения с учителей требуют директора, с директоров требует РайОНО, а с РайОНО требует министерство, – говорит Макаренко.

Мирзияева обратила внимание на проблему, однако...

После того, как блогер Никита Макаренко поднял в социальных сетях данную проблему в системе образования Узбекистана, в вопрос вмешались дочь президента Саида Мирзияева и заместитель главы Администрации президента Комил Алламжонов.

Саида Мирзияева заявила, что принуждение учителей к обходу квартир – недопустимая ситуация, и призвала уполномоченных лиц покончить с подобной практикой.

«Мы обязаны перестать относиться к учителям, как к бесплатным служащим», – написала Мирзияева на своей странице в Facebook'е.

Заместитель главы Администрации президента Комил Алламжонов также сообщил на своей странице в Telegram'е, что АП поручила снять с учителей несвойственные задачи.

По словам Никиты Макаренко, после вмешательства Мирзияевой и Алламжонова, школьных учителей перестали принуждать к обходу квартир для сбора сведений.

Но тут появились другие проблемы.

– Меня поддержали Саида Мирзияева и Комил Алламжонов. От этого мы избавились, мы это победили. Но учителя продолжили мне писать о других проблемах, которые не дают им работать. Первая проблема – это дежурство, а вторая – это приход разнообразных комиссий. Вряд ли среднестатистический педагог, которому 55-60 лет, сможет противостоять какой-то террористической угрозе. Поэтому нет смысла принуждать учителей к дежурству. Все это негативно сказывается на качестве образования, – говорит Никита Макаренко.

«Бессмысленные дежурства и комиссии»

Блогер считает, что дежурство – это одно из неоплачиваемых видов принудительного труда.

– Это такая завуалированная форма неоплачиваемого принудительного труда. Абсолютно всех учителей в Узбекистане заставляют до 9 часов вечера по очереди сидеть в школе и охранять ее. А когда случаются так называемые «усиления», то они там и ночью сидят. За дежурство они не получают дополнительные выплаты. Это противоречит трудовому кодексу, но директора угрожают учителям увольнениями. Мне приходит много сообщений о том, что тех учителей, которые попытались пойти против системы, их уволили, – говорит Макаренко.

В беседе с «Озодликом» блогер утверждает, что еще одна проблема узбекистанских учителей – это беспрерывные визиты в школы различных комиссий.

– Учителя говорят, что учебный процесс парализуется разнообразными комиссиями. Каждый день в школу может приходить несколько комиссий – одна комиссия проверяет успеваемость, другая комиссия – внешний вид, третья – ношение холодного оружия, четвертая – экономию света. Перед приходом всех этих комиссий нужно мыть полы, убираться, кормить их обедом, срывать образовательный процесс и специально для них делать какие-то показательные уроки. Все это катастрофически отвлекает педагогов от учебного процесса. Комиссии приходят откуда угодно – прокуратура, РайОНО, ГУВД. Их очень много и они разные. Но все они тем или иным образом мешают учебному процессу. То есть, они могут посреди урока войти в класс и сорвать урок, – говорит Никита Макаренко.

«Почему на проблему нужно обращать внимание только после слов Мирзияевой?!»

Почетный работник образования из Хорезма Норжон Садуллаева тоже подтверждает информацию о том, что в Узбекистане учителей школ привлекают к работам, не входящим в их профессиональные обязанности.

– Две мои невестки – педагоги по профессии. Я и сама 35 лет проработала педагогом. Учителей всегда привлекали к принудительному труду. Так было раньше, так происходит и сейчас. Если в стране начинаются выборы, то и раздачей бюллетеней, и регистрацией избирателей тоже занимаются учителя. Раньше учителей отправляли на хлопок, привлекали к сельскохозяйственным работам. Сейчас их привлекают к различным субботникам и заставляют подметать улицы. Налоговая или органы внутренних дел заставляют учителей выполнять работу, которую на самом деле должны делать сотрудники хокимиятов. У нас часто происходит следующим образом: сначала на проблему обращает внимание дочь президента, а потом все начинают признавать наличие такой проблемы и говорить, что нужно заканчивать с этим. Но спустя некоторое об этом все забывают. Почему на проблему нужно обращать внимание только после слов Мирзияевой?! Ведь чиновники Министерства народного образования прекрасно знают о том, насколько закоренела проблема принудительного труда в системе образования, почему же они не принимают никаких практических мер?, – возмущается собеседница.

Статья 45 закона «Об образовании Узбекистана» «запрещает привлекать педагогических работников к любой работе, не связанной с их должностными обязанностями». Соответствующий запрет прописан и в постановлении президента от 2018 года.

Но, несмотря на это, в Узбекистане по-прежнему продолжают привлекать педагогов к работам, не связанным с их должностными обязанностями. Попытки журналиста «Озодлика» получить ответ на этот вопрос не увенчались успехом.

Год назад во время встречи с журналистами заместитель министра народного образования Дилшод Кенжаев заявлял о сокращении на 26 процентов посещений различными комиссиями школ в Узбекистане.

Помощники хокимиятов

Два года назад на правительственном совещании премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов говорил, что педагоги превратились в помощников местных хокимиятов. Тогда же премьер пригрозил должностным лицам жесткими мерами за принуждение педагогов к работам, не входящим в их должностные обязанности.

«На всякие принудительные работы отправляли сотрудников школ и поликлиник. В результате, это негативно сказалось на качестве образования и здравоохранения», – говорил Арипов.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев в ходе одного из своих выступлений тоже признал, что практика привлечения учителей к работам, не связанным с их профессиональной деятельностью, пустила глубокие корни. Глава государства пригрозил хокимам жесткими мерами за принуждение учителей к работам по благоустройству и приравнял это к измене.

Несмотря на предупреждение президента и премьер-министра, учителей в Узбекистане продолжают привлекать к новым формам принудительного труда, начиная от работ, связанных с выборами, до сбора информации о занятости населения.

Форум

XS
SM
MD
LG