Ссылки для упрощенного доступа

09 Август 2022, Ташкентское время: 14:57

«Мы остались такими же, какими были сто лет назад». АИМК изучает «откровенную сцену» в фильме, снятом почти полвека назад


Фильм «Баунти» режиссера Роджера Дональдсона с Мелом Гибсоном в главной роли был снят почти 40 лет назад.

Вечером 31 января в эфире телеканала «Кинотеатр» был показан зарубежный фильм «Баунти» режиссера Роджера Дональдсона, снятый в 1984 году в жанре морских приключений. В фильме были показаны сцены с полуголыми женщинами племени, что вызвало широкое осуждение в узбекском сегменте социальных сетей.

Агентство информации и массовых коммуникаций (АИМК) отреагировало на обсуждения в соцсетях откровенных сцен фильма и сообщило, что проводит предварительное изучение инцидента с привлечением экспертов.

На следующий день телеканал «Кинотеатр» уволил одного сотрудника, ответственного за подготовку к эфиру, и объявил выговор одному из руководителей из-за показа откровенных сцен в фильме «Баунти».

Весь интерес «уятменов» опять свелся к сценам интима

Известный узбекский фотограф и документалист Умида Ахмедова выразила сожаление в связи с тем, что в 21-м веке фильм, снятый почти сорок лет, называют «не соответствующим менталитету».

– Какое у нас государство – светское или исламское? Слова наших предков-джадидов даже спустя сто лет остаются актуальными. К примеру, в 1923 году в газете «Туркестан» были опубликованы следующие слова одного из лидеров «джадидов» Мунаввара Кори Абдурашидханова, который, в частности, писали следующее: «Сегодня, когда европейцы поднимаются в небо, мы обсуждаем длину бороды и волос». Эти слова были написаны сто лет назад. Чиновники критикуют «Баунти», ссылаясь на то, что этот фильм является коммерческим, но сейчас на основании этого запрета наше телевидение не сможет показывать множество классических фильмов, – говорит «Озодлику» Умида Ахмедова.

По словам проживающего в Лондоне узбекского аналитика Алишера Ильхамова, в фильме «Баунти» есть много интересных и поучительных аспектов, стоящих обсуждения.

«Таким образом, вместо интересного и поучительного обсуждения фильма, весь интерес к нему у наших «уятменов» свелся опять к недозволенным, с их точки зрения, сценам интима. Что ж, это неудивительно и характерно для страны, где культурно-идеологические учреждения возглавляют «бабаи», которые навязывают свои «бабайские» представления всему обществу», – написал Ильхамов на своей странице в Facebook'e.

«Мы остались такими же, какими были сто лет назад»

Ташкентская блогерша Акида Ханум считает неправильным оценивать деятельность телеканала и наказывать его сотрудников из-за «шумихи» в социальных сетях.

– У нас все начинается с шумихи и обсуждения в Facebook'е. Это абсолютно неправильно. Люди, критикующие такие фильмы, сами плохо воспитаны, а их действия не соответствуют ни гуманизму, ни исламу. Мы остались такими же, какими были сто лет назад. Мы находимся в той же ситуации, о которой писали в свое время Чулпан и Фитрат, – говорит блогерша в беседе с «Озодликом».

В Узбекистане не впервые выражаются недовольства против откровенных сцен в телефильмах.

Умида Ахмедова считает, что обсуждения в социальных сетях часто отвлекают людей от основных проблем.

– Кто сейчас смотрит телевизор? Почему так много шума вокруг одного фильма? Существует масса других проблем. Это не что иное, как попытка отвлечь внимание людей от серьезных проблем. Я помню, когда я была подростком, люди на листе бумаги писали известному узбекскому актеру Наби Рахимову свои вопросы, а он зачитывал их и отвечал на вопросы людей. Однажды Рахимова спросили про целующихся и обнимающих друг-друга артистов на сцене, на что Наби-ака красиво ответил: «Эй люди, бойтесь тех, кто занимается этим за сценой!», – вспоминает Ахмедова.

Напомним, что 19 января этого года старшая дочь президента Узбекистана Саида Мирзияева на своих страницах в социальных сетях раскритиковала сериал «Сабрия» за «извращенную фантазию создателей относительно образа жизни в Узбекистане» и призвала ответственные организации «дать оценку такому контенту».

Узбекский журналист Анора Садыкова обращает внимание на то, что после вмешательства Агентства информации и массовых коммуникаций в показ фильмов общий контент остался в стороне, а отдельные телеканалы превратились в объект критики.

– В законодательстве Узбекистана есть четкое определение, что такое порнография, а также наказание за ее распространение. По моему мнению, в сериале «Сабрия» нет никаких нарушений закона. Вмешательство вышестоящих ведомств в это дело выглядит как нападки на медиамагната под предлогом фильма. Нельзя запрещать показ фильмов из-за противостояния чиновников. Нужно действовать по закону, – говорит Садыкова в разговоре с «Озодликом».

Узбекский режиссер Улугбек Юлдашев сожалеет, что АИМК при администрации президента, вместо решения глобальных задач, «зациклился на сериальной тематике».

– Вместо того, чтобы сосредоточить свое внимание на таких вопросах, как свобода слова, демократизация и других глобальных проблемах, АИМК обсуждает женскую грудь, показанную в кинофильме. При таком подходе с экранов можно убрать и такие фильмы, которые были сняты по произведениям таких известных классиков, как Алишер Навои, Фирдавси, Омар Хайям, Пушкин и Достоевский, – говорит кинорежиссер.

«Озодлику» не удалось получить от пресс-службы Агентства по информации и массовым коммуникациям ответы на свои письменные вопросы относительно деятельности агентства и критики цензуры.

Пресс-секретарь Агентства кинематографии Узбекистана Нозим Сафари в разговоре с «Озодликом» сказал, что снимаемые в стране фильмы должно соответствовать менталитету узбекской аудитории.

– Мы не должны забывать, что наша аудитория – это узбеки. Наши режиссеры должны снимать фильмы с учетом менталитета этой аудитории. Мы живем в Узбекистане, а не в Европе, – сказал Нозим Сафари.

Узбекский журналист и бывший дипломат Беруни Алимов считает целесообразным подходить к этому вопросу не только в контексте узбекского менталитета, но и в контексте «восточной культуры».

– Это восточная культура. Я четыре года работал в Японии, где также строго следят за «непристойными сценами». Мне, например, становится неудобно, когда при показе таких сцен рядом со мной сидят мои дети, – говорит Алимов.

«Узбеки не целуются»?

В беседе с «Озодликом» узбекские кинорежиссеры вспоминают, что в отечественных фильмах советских времен были сцены с поцелуями и обнаженными женщинами, но при этом зрители в то время не возражали против таких сцен.

Первый звуковой узбекский фильм «Клятва», снятый на киностудии «Узбекфильм» в 1936 году, также содержал сцены с поцелуями.

Канал «Тролл.uz» подсчитал количество узбекских фильмов, показ которых может быть запрещен.

«Обратите внимание, в фильме «Озорник» есть двухсекундная сцена, в которой также показана женская грудь. Скрин взят из того же фильма. В этом же фильме есть сцена, где мужчина целуется с чужой женой. Помните?

Этот фильм посмотрели миллионы людей. Получается, что теперь наше сознание отравлено? А Гафур Гулям теперь стал врагом народа?

…Вокруг столько крыс, с удовольствием поедающих деньги народа, а мы боремся с каналом, который смотрит полчеловека и объявляем выговор его директору. Отлично! Нет слов! Продолжайте в том же духе!», – иронизирует Troll.uz.

Сцена с поцелуем из кинофильма «Минувшие дни», который был снят в 1969 году.
Сцена с поцелуем из кинофильма «Минувшие дни», который был снят в 1969 году.

Известный узбекский кинорежиссер Али Хамраев, снявший такие фильмы, как «Где ты, моя Зульфия?», «Невеста из вуадиля», в беседе с журналистом «Озодлика» вспоминает то время, когда он выступал против цензоров, требовавших вырезать «непристойные» сцены.

– В фильме «Где ты, моя Зульфия?» есть свадебная сцена, то есть сцена первого поцелуя, поцелуя жениха и невесты. Директор картины велел мне вырезать эту сцену. Я ответил ему: «Не вырежу, это же красиво». На премьере фильма покойный Шараф Рашидов (первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана – Ред.) после того, как показ фильма завершился и зажгли свет, обнял меня и сказал: «Красивый фильм, вы сделали большой подарок нашему народу». После этого никто не просил вырезать сцену с поцелуем, – говорит Али Хамраев.

Узбекский кинорежиссер Али Хамраев.
Узбекский кинорежиссер Али Хамраев.

По словам Хамраева, в художественном фильме, который он снял в прошлом году в Самарканде, сцены с поцелуями рассматривались как «недостаток», но, несмотря на критику со стороны официальных лиц, он не отказался от этих сцен.

– Я закончил фильм в декабре. Сценарий написал сам. Покойный Бахтияр Ихтияров сыграл свою последнюю роль в этом фильме. И здесь нашли недостатки, но я отказался их вырезать. Молодые, поэтому пусть целуются! В Африке есть племя, где при встрече принято тереться носами, прикажете и это вырезать?, – говорит Али Хамраев.​

Большой запрет, начавшийся с «маленькой Веры»

По словам узбекских кинематографистов, накануне независимости и в последующие годы в Узбекистане участились случаи запрета к показу или обреза фильмов с откровенными сценами.

В 1988 году, во время показа нашумевшего фильма «Маленькая Вера» по Центральному телевидению в Москве, Узбекистан запретил эту трансляцию на своей территории. Тогда в узбекской прессе появились статьи с осуждением этого фильма.

Пользователи соцсетей отметили наличие «откровенных сцен» в таких фильмах, как «Огненные дороги» Шухрата Аббасова и «Шок» Эльёра Ишмухамедова, которые были запрещены к показу на телевидении в годы независимости.

По словам узбекских кинематографистов, за последние тридцать лет на узбекских телеканалах были запрещены к показу еще десятки фильмов.

Документалист Умида Ахмедова считает «абсурдным» действия узбекских чиновников, вводящих запреты на фильмы по причине «не соответствия менталитету».

– Зачем в 21 веке говорить, что соответствует узбекскому менталитету, а что нет? Кто вы такой, чтобы отвечать от имени народа или решать, что ему можно смотреть, а что нет?, – возмутилась Умида Ахмедова.

Ранее некоторые кинематографисты выразили обеспокоенность по поводу возможного усиления государственного контроля над фильмами после скандала вокруг телесериала «Сабрия».

XS
SM
MD
LG