Ссылки для упрощенного доступа

26 Январь 2021, Ташкентское время: 05:02

«Сардобинское дело»: Родственники подсудимых недовольны тем, что основные виновники остаются в стороне


Дело о прорыве плотины Сардобинского водохранилища рассматривает судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Узбекистана.

5 января в Ташкентском городском суде по уголовным делам состоялось очередное – третье по счету закрытое заседание в отношении 17 лиц, обвиняемых по делу прорыве плотины Сардобинского водохранилища.

По словам одного из адвокатов, участвующих в этом процессе, на судебном заседании были заслушаны показания начальника управления каналами «Тупаланг» Бахшулло Асадова и руководителя строительно-подрядной организации Каримжона Рузиева.

В ходе второго судебного заседания, состоявшегося 28 декабря прошлого года, подсудимым было зачитано обвинительное заключение и предъявлено обвинение по шести статьям Уголовного кодекса Узбекистана.

Согласно обвинительному заключению, ущерб от наводнения на Сарбодинском водохранилище составил в общей сложности 45 миллиардов сумов (4 миллиона 280 тысяч долларов), фигуранты уголовного дела возместили лишь часть ущерба.

Верховный суд Узбекистана сообщал, что дело о прорыве плотины Сардобинского водохранилища рассматривается в закрытом режиме, потому что, «данное уголовное дело связано с государственными секретами», сведения касательно суда полностью засекречены.

Однако родственники подсудимых и лиц, привлеченных к следствию, утверждают, что возместить нанесенный материальный ущерб принуждают только нижестоящих – в основном субподрядчиков, а чиновник Абдугани Сангинов, под непосредственным руководством которого строилось Сардобинское водохранилище, и его родственники до сих пор остаются в стороне.

Специалист, работавший в подрядной организации Государственно-акционерной железнодорожной компании «Узбекистон темир йуллари» и привлеченный к следствию по данному уголовному делу, сообщил, что на сегодняшний день он возместил ущерб в размере 1 миллиарда 100 миллионов сумов (около 105 тысяч долларов).

Новые подробности

Ташкентский городской суд по уголовным делам 5 января продолжил рассматривать уголовное дело в отношении 17 лиц, обвиняемых по делу прорыве плотины Сардобинского водохранилища.

По словам одного из адвокатов, на заседании, которое началось в 9 часов утра и продлилось до 15:20 были заслушаны показания начальника управления каналами «Тупаланг» Бахшулло Асадова и руководителя строительно-подрядной организации Каримжона Рузиева.

Также на заседании судья сообщил, что в рамках данного уголовного дела были допрошены 171 человек.

Как сказал «Озодлику» ташкентский адвокат, среди 17 подсудимых есть четверо сотрудников АО «Узгидроэнерго», трое сотрудников ОА «Узбекистон темир йуллари» и чиновники, имеющие отношение к строительству водохранилища.

Согласно данным, имеющимся в распоряжении редакции «Озодлика», один из подсудимых Каримжон Рузиев, показания которого были заслушаны на прошедшем 5 января заседании, являлся формальным руководителем To’palang HPD Water Construction – компании-подрядчика, которая участвовала в строительстве Сардобинского водохранилища.

По словам одного из узбекских чиновников, осведомленного о процессе строительства Сардобинского водохранилища, Каримжон Рузиев, специальность которого никогда не была связана со строительством водохранилищ, являлся односельчанином Абдугани Сангинова и его основным представителем на месте строительства объекта.

Обвинение

Напомним, закрытый судебный процесс по рассмотрению уголовного дела в отношении 17 лиц, обвиняемых по делу о прорыве плотины Сардобинского водохранилища начался 21 декабря прошлого года.

28 декабря состоялось второе заседание суда, в ходе которого было зачитано официальное обвинительное заключение.

В отношении начальника управления каналами «Тупаланг» Бахшулло Асадова и начальника дирекции по строительству гидротехнических сооружений АО «Узбекистон темир йуллари» М. Холматова, а также еще 15 лиц, работавших в различных подрядных организациях, были предъявлены обвинения по следующим статьям Уголовного кодекса Узбекистана:

  • 209-модда («Служебный подлог»);
  • 207-модда («Должностная халатность»);
  • 257-модда («Нарушение правил охраны труда»);
  • 258-модда («Нарушение правил безопасности горных, строительных или взрывоопасных работ»);
  • 167-моддаси («Хищение путем присвоения или растраты»);
  • 203-моддаси («Нарушение условий пользования водой или водными объектами»);
  • 205-моддаси («Злоупотребление властью или должностными полномочиями»).

– Это лишь часть уголовного дела, касающаяся субподрядчиков. Следствие по части, касающейся генеральных подрядчиков, еще продолжается. Еще более ста человек находятся под следствием, – сообщил «Озодлику» на анонимных условиях один из адвокатов подсудимых.

Закрытый суд​

25 декабря прошлого года пресс-служба Верховного суда Узбекистана распространила официальное сообщение, в котором говорилось, что уголовное дело по Сардобинской трагедии рассматривается в закрытом режиме в соответствии с требованиями части 1 статьи 19 УПК РУз, поскольку оно напрямую связано с государственной тайной.

Ранее адвокат одного из обвиняемых сообщал «Озодлику», что у каждого из двадцати участвующих в процессе адвокатов взяли подписку о неразглашении подробностей уголовного дела, на заседание суда не пускают родственников обвиняемых.

Одна участвующий в этом процессе адвокат считает, что на самом деле данное судебное разбирательство должно проходить в открытом режиме.

– Возможно, суд засекретил данный процесс по причине того, что Сардобинское водохранилище было построено на территории, имеющей трансграничное значение. Но, так как речь идет о коррупционных аспектах, суд должен был быть открытым для общественности. Засекречивание данного процесса сводит на нет все заявления властей о проведении стратегических реформ по противодействию коррупции. Засекречивание судебных процессов в Узбекистане под предлогом «государственной тайны» давно начало вызывать сомнения у общественности.

К примеру, какие государственные тайны могли быть в деле бывших генпрокуроров Кадырова и Мурадова?! Как можно понять то, что власти не обнародовали никакой подробной информации по делу приговоренного к длительному тюремному сроку экс-главы Службы государственной безопасности Абдуллаева? Получается, что правительство Узбекистана под предлогом «государственной тайны» может засекретить любое уголовное дело. Если смотреть через эту призмы, то, естественно, что объективное рассмотрение дела о техногенной катастрофе на Сардобинском водохранилище вызывает сомнения у людей, – сказал адвокат.

Недовольство родственников

Родственник одного из подсудимых выразил недовольство относительно того, что к следствию и суду были привлечены только руководители и сотрудники субподрядных организаций, участвовавших в строительстве Сардобинского водохранилища.

В разговоре без микрофона с журналистом «Озодлика» собеседник заявил, что заказчик и руководители генеральных подрядных организаций, ответственных за строительство водохранилище, до сих пор остаются в стороне.

– Тогдашний руководитель АО «Узгидроэнерго» Абдугани Сангинов, под непосредственным руководством которого строилось водохранилище, а также его сын Ислам Сангинов, нанявший подрядные организации, продолжают спокойно работать. Сейчас мы слышим, что они стоят во главе строительства водохранилища. Никто не стал трогать их имущество. К следствию и суду были привлечены только руководители и сотрудники субподрядных организаций, участвовавших в строительстве Сардобинского водохранилища. Все они – односельчане Сангинова, которые верили ему и долгие годы работали вместе с ним. Сейчас Сангинов отказывается принимать людей, которые приходят к нему за помощью или с жалобой, – сказал нашему радио родственник одного из подсудимых по делу о прорыве плотины Сардобинского водохранилища.

Специалист, работавший в подрядной организации Государственно-акционерной железнодорожной компании «Узбекистон темир йуллари» и привлеченный к следствию по данному уголовному делу, сообщил «Озодлику», что на сегодняшний день он возместил ущерб в размере 1 миллиарда 100 миллионов сумов (около 105 тысяч долларов).

Спустя два дня после трагедии на Сардобинском водохранилище пресс-служба АО «Узгидроэнерго» обнародовала заявление, в котором утверждалось, что «данная компания не несла ответственности за строительство Сардобинского водохранилища и не участвовала в нем».

В заявлении, обнародованном 3 мая 2020 года, сообщалось, что заказчиком объекта, которое строилось с 2010 по 2017 год выступило Министерство сельского и водного хозяйства Узбекистана, в генеральным подрядчиком строительства – унитарное предприятие «Узтемирйулкурилишмонтаж» при АО «Узбекистон темир йуллари».

Кроме того, в реализации объекта участвовали свыше 10 субподрядных организаций, «Резаксой сув курилиш» (ныне – To’palang HPD Water). В заявлении отмечалось, что работы, выполненные субподрядными организациями, были приняты в установленном порядке.

Однако в ходе расследования «Озодлика» выяснилось, что заказчиком и строителем Сардобинского водохранилища являлся Абдугани Сангинов и АО «Узгидроэнерго», руководителем которого Сангинов был назначен в мае 2017 года.

17 подсудимых

Напомним, что 6 октября директор Агентства по противодействию коррупции Акмаль Бурханов сообщил, что в настоящее время по факту ЧС на Сардобинском водохранилище в качестве обвиняемых привлечены 17 человек. Среди обвиняемых – заказчик ГУП «Сирдарё Курилишинвест», проектировщик ООО «Узгип», главный подрядчик УП «Узтемирйулкурилишмонтаж», подрядчики СП «Резаксой Сув Курилиш», ООО «Омад Дубл», ООО «Сариосиё курилиш», ООО «Транс Сервис Комплекс», СП «Топаланг Шеробод», а также должностные лица управления Министерства водного хозяйства.

По информации Агентства, семеро обвиняемых заключены под стражу, шестеро освобождены под залог, четверо освобождены под подписку.

«Дальнейшие расследования проводит комиссия, состоящая из квалифицированных специалистов соответствующих ведомств. Наряду с установлением виновных, принимаются меры по возмещению ущерба», – говорил Бурханов.​

Сардобинская трагедия

В Узбекистане прорвало дамбу Сардобинского водохранилища: как это было
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:48 0:00

Сардобинское водохранилище было построено в 2017 году, инициатива его строительства принадлежала нынешнему президенту Узбекистана Шавкату Мирзияеву, который тогда занимал пост премьера. На его строительство из госбюджета было выделено 404,4 миллиона долларов.

1 мая 2020 года произошел прорыв дамбы водохранилища, в результате чего в Сырдарьинской области были затоплены значительные территории Узбекистана и Казахстана. По официальным данным, были разрушены 2 570 индивидуальных и 76 многоквартирных домов в Сардобинском, Мирзаабадском и Акалтынском районах Сырдарьинской области Узбекистана.

В Казахстане наводнение привело к эвакуации 31,6 тысячи жителей из 14 населенных пунктов Мактааральского района Туркестанской области. Сёла «Женис», «Жанатурмыс», «Фердауси», «Оргебас» и «Достык» были затоплены.

Мирзияев обещал построить в трех пострадавших районах страны 50 многоэтажных домов. Жителям Туркестанской области Казахстана, которые пострадали от наводнения, государство обещало выплатить по 100 тысяч тенге (около 240 долларов).

Ранее «Озодлик» сообщал, что некоторые жители в Узбекистане до сих пор остаются без крова. 1 октября 2020 года восемь жителей махалли «Дустлик» в Сардобинском районе, которые лишились жилья, в седьмой раз приехали в Ташкент, чтобы попасть на прием к премьер-министру Абдулле Арипову. Они жаловались на то, что им до сих пор не выдали новое жилье и обещанную помощь в размере 40 миллионов сумов (около четырех тысяч долларов).

Сардобинцы ночуют перед зданием Кабмина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:28 0:00

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG