Ссылки для упрощенного доступа

05 Август 2020, Ташкентское время: 09:39

Принуждение к абортам, свинина и лагеря. Быть мусульманином в КНР


Китайские полицейские наблюдают за уйгурами, выходящими после молитвы из мечети Ид Ках в городе Кашгар. 2019 год

Китай продолжает геноцид народа уйгуров в Синьцзяне

Концлагеря под видом школ перевоспитания, запрет исповедовать свою религию, разрушение культуры, насильственная стерилизация женщин и многие другие суровые репрессии. Именно так правительство КНР продолжает, под предлогом борьбы с терроризмом, обращаться с уйгурами, тюркоязычным народом, живущим в регионе Синьцзян на крайнем западе Китая. Несмотря на международное давление и постоянно вскрывающиеся все новые факты гонений на уйгуров, самое крупное этническое меньшинство в КНР, ситуация продолжает стремительно ухудшаться.

США 9 июля ввели санкции против четырех бывших и нынешних должностных лиц Китая, причастных, по мнению Вашингтона, к «ужасающим и систематическим» нарушениям прав человека в отношении уйгуров и других мусульманских меньшинств в Синьцзяне. Как сообщает американский Минфин, это было сделано в рамках акта Магнитского. В ответ Пекин уже заявил, что примет ответные меры против Соединенных Штатов. «Действия США являются серьезным вмешательством во внутренние дела Китая, нарушающим основные нормы международных отношений и наносящим большой ущерб отношениям Китая и США», – заявил официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь.

Президент США Дональд Трамп в июне подписал принятый ранее Конгрессом законопроект, предусматривающий введение санкций против высших чиновников Китая, причастных к преследованиям уйгуров и других мусульман – жителей Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Документ носит название «Закон о политике в сфере прав человека в отношении уйгуров». Он осуждает грубые нарушения прав мусульманских меньшинств в Синьцзяне и включает в себя особые полномочия по наложению санкций на конкретных лиц.

В заявлении Трампа отмечается, что среди типичных нарушений прав человека в Синьцзяне – в первую очередь помещение в специальные лагеря, обитателей которых подвергают идеологической обработке и принуждают трудиться, ставя конечной целью искоренение идентичности и религиозных убеждений уйгуров и других местных мусульманских меньшинств. Власти в Пекине утверждают, что суннитский ислам – чужеродная для местных жителей религия, навязанная много веков назад тюркскими завоевателями.

Один из "воспитательных лагерей" для уйгуров в Синьцзяне
Один из "воспитательных лагерей" для уйгуров в Синьцзяне

По информации американских и европейских журналистов и Госдепартамента США, за последние годы в так называемые «воспитательные лагеря»​, крупнейший из которых расположен в городе Кашгар, были силой отправлены от 800 тысяч до 2 миллионов человек. В районах компактного проживания уйгуров за ними ведется массовая слежка, в том числе с применением GPS-датчиков. Также власти ведут сбор ДНК уйгуров в возрасте от 16 до 65 лет. При этом точная численность этого большого народа мало кому известна. В Пекине утверждают, что их не более 12 миллионов, в то время как по собственным оценкам уйгуров их не менее 20 миллионов человек.

Китайские власти регулярно ограничивают право мусульман на свободу вероисповедания – от запрета поста в священный месяц Рамадан до введения наказаний за употребление в пищу халяльных продуктов. В Синьцзяне введены специальные законы, запрещающие мужчинам отращивать «ненормальные» бороды, а женщинам носить хиджабы. Молитвенные коврики и Коран, которые местные жители хранят дома, регулярно конфискуются, а смартфоны просматриваются с целью выявления религиозного контента.

Правительство закрыло или разрушило в Синьцзяне тысячи мечетей, и эта практика начинает распространяться на другие китайские регионы. Те, кто продолжает исповедовать ислам, рискуют быть отправлены в лагеря. Там заключенных вынуждают отказаться от ислама и принять идеологию Коммунистической партии Китая. Заключенных заставляют декламировать коммунистические лозунги и петь песни, восхваляющие компартию. Тех, кто не смог быстро усвоить эти уроки, избивают и морят голодом.

Например, в июне 2020 года в уйгурской мечети Ид Ках в Кашгаре, одной из крупнейших и древнейших в Китае, исчезло богато расписанное панно с каллиграфической надписью, более ста лет назад установленное над входом. Оно было демонтировано по приказу правительства КНР. Вместе с ним с купола и минаретов мечети в Кашгаре исчезли звезды и полумесяцы.

Патруль спецподразделения китайской полиции безопасности на площади перед мечетью Ид Ках в Кашгаре
Патруль спецподразделения китайской полиции безопасности на площади перед мечетью Ид Ках в Кашгаре

Пекин требует, чтобы новые поколения уйгуров соблюдали ханьские, а не исламские культурные традиции. Например, детям до 18 лет запрещено посещать мечети. Мусульманских родителей предупреждают в отношении «запрещенных исламских детских имен». По данным Радио Свободная Азия, в список запрещенных для мальчиков входят такие имена, как Арафат, Хусейн, Сейпидин, Сейпулла, Несрулла, Шемшидин, Садам и Муджахит, а в списке запрещенных имен для девочек – Муслиме, Мухлисе, Айше, Фатима и Хедиче. Недавно правительство расширило эту практику на всех детей в возрасте до 16 лет, заставляя менять мусульманские имена на китайские.

Если вы живете в Синьцзяне, то можете привлечь к себе внимание китайских спецслужб лишь тем, что:

  • Разговариваете на родном языке
  • Носите бороду или хиджаб
  • Пользуетесь приложением WhatsApp
  • Молитесь и посещаете мечеть
  • Не курите, не употребляете алкоголь и не едите свинину
  • Спорите с чиновниками и тем более кому-то жалуетесь на них
  • Носите одежду с арабским шрифтом
  • Поститесь и завтракаете до восхода солнца
  • Бываете за границей
Коммунистическая символика и пропаганда окружает жителей Синьцзяна постоянно (как и всех остальных китайцев). Студенты у входа в одну из областных школ. Лозунги гласят: "Постоянный самоконтроль! Постоянный культурный контроль!"
Коммунистическая символика и пропаганда окружает жителей Синьцзяна постоянно (как и всех остальных китайцев). Студенты у входа в одну из областных школ. Лозунги гласят: "Постоянный самоконтроль! Постоянный культурный контроль!"

Зимой 2019 года в Синьцзяне появилась новая практика. Во время празднования наступившего года Свиньи по лунному календарю в некоторых частях Синьцзян-Уйгурского автономного района китайские чиновники ходили по домам местных мусульман, раздавали свинину и приглашали их на праздничные трапезы, где также подавали свинину – что является «​харам», то есть строгим запретом, для всех исповедующих ислам. Как подчеркивало Радио Свободная Азия, это стало частью кампании по пропаганде китайской ханьской культуры и подавлению этнического и религиозного самосознания уйгуров, этнических казахов и представителей других мусульманских меньшинств. Есть свидетельства того, что мусульман, отказывавшихся есть подаренную властями свинину, называли «экстремистами».

В последнее время в особенно ужасном положении оказались уйгурские женщины – их принуждают вступать в нежеланные браки и подвергают массовой принудительной стерилизации. В случае отказа от вступления в такой брак женщину и ее родственников могут арестовать или сослать в воспитательный лагерь.

Несколько лет назад правительство КНР предлагало парам, вступающим в смешанный брак в Синьцзяне, премию наличными деньгами, но этот подход не сработал. Теперь власти отчаянно рекламируют смешанные браки: на видео в китайском сегменте Интернета везде мелькают «счастливые пары», а журналы наполнены советами для мужчин-ханьцев – «как завоевать сердце уйгурской девушки».

За последние два года из Пекина в Синьцзян были командированы более миллиона чиновников, которых здесь прозвали «родственниками». Их задача – жить в уйгурских семьях, вести слежку и составлять отчеты о религиозной деятельности местных жителей и их лояльности Компартии Китая. Эта практика наряду с отправкой многих молодых уйгуров в лагеря привела к тому, что в Синьцзяне в настоящее время оказалось непропорционально много мужчин ханьской национальности.

В недавней статье ученого-антрополога Дэррена Байлера из Университета штата Вашингтон опубликованы результаты интервью с уйгурскими женщинами – об оказании на них давления с целью вступления в браки с прибывшими в Синьцзян китайцами-ханьцами. Одна из них, Гульмира, рассказала, например, что ее работодатель по пятницам регулярно организует танцевальные вечера для уйгурских девушек и мужчин-ханьцев: «За последние годы многие вышли замуж за «родственников». Те же, кто отказывается, могут оказаться в лагере».

В конце июня 2020 года вашингтонский исследовательский центр Jamestown Foundation опубликовал новый доклад о том, как КПК проводит в Синьцзяне кампанию массовой принудительной стерилизации женщин из народа уйгуров, а также из числа других этнических меньшинств. Авторы доклада опирались на документы правительства Китая и многочисленные интервью с жертвами этой кампании. На свет выплыли подробности длящейся годами политики по сокращению рождаемости среди представителей религиозных меньшинств в Синьцзяне и принуждению женщин к абортам. Например, коэффициент рождаемости в двух уездах с наибольшим количеством уйгурского населения за период с 2015-го по 2018 год снизился на 84 процента:

В докладе также описываются целенаправленные действия Пекина по снижению рождаемости среди уйгуров и иных мусульманских меньшинств. К примеру, в 2019 году в одном из уездов Синьцзяна китайское правительство поставило цель стерилизовать треть всех замужних женщин детородного возраста. Еще в документе говорится, что в 2018 году 80 процентов всех процедур по установлению внутриматочных спиралей во всей КНР были проведены в Синьцзяне. Такой метод контрацепции использовался прежде всего в этом районе КНР, хотя здесь живет всего 1,8 процента населения страны.

Женщины, отказавшиеся подчиниться правительственным установкам по контролю над рождаемостью, то есть сделать аборт, пройти через стерилизацию, или же просто имеющие большое количество детей, опять-таки рискуют свободой. Доклад изобилует примерами: уйгурка Зумрат Давут была оштрафована за то, что у нее трое детей вместо двух разрешенных. Затем, после отбытия срока в воспитательном лагере, женщина под угрозой повторного заключения была подвергнута хирургической стерилизации.

По словам другой уйгурки по имени Михригуль Турсун, матери троих детей, ее также пытали в воспитательном лагере в Синьцзяне. Ей принудительно давали наркотики, в течение нескольких дней допрашивали, не давали спать, привязывали к стулу и били электрическим током. Женщина рассказала журналистам, что следователи говорили ей: «Быть уйгуром – преступление». В 2015 году Михригуль приехала в Китай из Египта, где училась несколько лет и вышла замуж за араба. Она хотела познакомить своих родителей и членов семьи с новорожденными детьми. Но ее сразу арестовали и разлучили с младенцами-тройняшками на три месяца. Когда ее наконец освободили, она узнала, что один ребенок умер, а двое других тяжело заболели и их прооперировали. После операции выживших пришлось кормить через трубку.

Михригуль Турсун говорит, что ее без конца расспрашивали на допросах о жизни в Египте, хотя она не занималась никакой политической деятельностью. По ее мнению, власти подозревали ее лишь из-за того, что она владела иностранными языками.

Михригуль вновь силой отправили в лагерь в 2017 году, затем, в третий раз, в 2018-м. Ее третье пребывание в лагере в январе 2018 года было самым ужасным – ее три месяца содержали в тесной камере с другими 67 женщинами. Приходилось поочередно по два часа спать и стоять. Им давали наркотики и жидкость, вызывающую кровотечение, и почти не кормили. По словам Михригуль, в течение трех месяцев ее пребывания в камере погибли девять женщин. По ее словам, она не надеялась выйти живой оттуда. Потом ее вдруг наконец условно-досрочно освободили, и она сумела бежать в Египет, а потом перебраться в США.

Смотреть комментарии (6)

XS
SM
MD
LG