Ссылки для упрощенного доступа

14 Ноябрь 2019, Ташкентское время: 06:31

Пропавшие, замученные, «нежелательные». Как выжить девушке в Индии


Мать девочки, убитой семьей ее мужа в индийском штате Уттар-Прадеш, с ее фотографией.

В 132 деревнях северного индийского штата Уттаракханд за три последних месяца не родилось ни одной девочки. Местные и федеральные чиновники недавно начали совместное расследование, почему так произошло, тут же осмеянное критиками. Причины гендерного дисбаланса в Индии, как и вопиющего неравенства полов и постоянно растущего числа преступлений против женщин и так давно и хорошо известны. Однако для радикального решения проблемы у правительства, в основном состоящего из консервативных мужчин-индуистов, очевидно, нет возможностей, а главное, желания.

Четыре года назад премьер-министр Индии Нарендра Моди с большой помпой запустил общенациональную кампанию под названием «​Бети Бачао, Бети Падхао»​ («​Спасите дочь, обучите дочь»). Окруженный женщинами-министрами, писательницами и болливудскими актрисами Моди, выступая в одном из провинциальных городов севера Индии, произнес эмоциональную речь, призывая покончить с давно укоренившейся практикой абортов и убийств новорожденных детей по половому признаку.

Демонстрация в Дели в 2012 году с требованием покарать преступников, совершивших всколыхнувшее весь мир групповое изнасилование и убийство девушки в автобусе.
Демонстрация в Дели в 2012 году с требованием покарать преступников, совершивших всколыхнувшее весь мир групповое изнасилование и убийство девушки в автобусе.

Однако его слова, транслировавшиеся по национальным телеканалам и разнесшиеся по всем соцсетям во второй по численности населения стране мира, похоже, все равно мало кто услышал. В том числе и в штате Уттаракханд, где в этом году зафиксирован рекордный уровень гендерного дисбаланса при рождении детей во всей Индии. По данным местных властей, из 2160 детей, родившихся этим летом в 132 деревнях в одном из районов штата, ни одна не была девочкой. А в 16 из этих деревень ни одного рождения девочки не было зарегистрировано за последние шесть месяцев. Их либо не родили, либо убили сразу после родов, не записывая ни в какие реестры – при молчаливом или даже открытом попустительстве и одобрении и семей рожениц, и местных чиновников.​

Историко-культурное предпочтение почти всех индуистских каст в отношении мальчиков приводит к непрерывному уменьшению числа рождений девочек – из-за селективных абортов по половому признаку, а также чрезмерной смертности женщин из-за отсутствия всякой заботы и жестокого обращения со стороны своих семей. Всех нерожденных, замученных, убитых и погибших от голода, холода, болезней и отсутствия элементарной помощи и гигиены женщин местные статистики называют «​пропавшими без вести»​. В 2017–2018 годах исследование, устроенное западными демографами, показало, что таким образом «пропали без вести» как минимум 63 миллиона индийских ​женщин. А еще примерно 21 миллион имеют в собственных семьях статус «нежелательных», что прямо ведет как минимум к снижению их уровня питания, получаемой медицинской помощи и образования.

Всеобщая перепись населения Индии, проведенная в 2011 году, показала, что в этом крупнейшем в мире демократическом государстве, где живут, по приблизительным оценкам на сегодняшний день, уже более 1 миллиарда 367 миллионов человек, на каждую тысячу несовершеннолетних мальчиков уже тогда приходилось 919 девочек. В 2001 году их было 927 на 1 тысячу. Сколько девочек в Индии сегодня?

Девочка, живущая в трущобах Мумбая.
Девочка, живущая в трущобах Мумбая.

Все индийские правительства, сменявшие друг друга на протяжении последних 20-30 лет, пытались решить эту проблему, принимая все новые законы и запуская национальные кампании по повышению «осведомленности». К примеру, закон 1994 года о пренатальных тестах на определение пола, запрещающий медицинским работникам раскрывать беременной женщине и ее родственникам пол плода. В этот закон недавно были внесены новые поправки, чтобы он не отставал от последних научных достижений и открытий, и теперь он называется «Законом о методах диагностики до зачатия и внутриутробной диагностики» (Pre-Conception and Pre-Natal Diagnostic Techniques Act).​

Официальный сайт премьер-министра Нарендры Моди обещает усилить соблюдение этого закона, а также провести общенациональные кампании по информированию и защите интересов индийских женщин. Однако активисты местных правозащитных и феминистских организаций, борющихся за права женщин, предупреждают, что властям, действуя лишь таким путем, не удастся устранить суть и истоки проблемы, хотя законодательные меры, безусловно, необходимы и приветствуются. По их мнению, все принимаемые законы пытаются решать социальные беды чисто технически. В то время как сама суть отношения к женщинам и девочкам в Индии, к ценности их жизни и физического и душевного здоровья, остается неизменной и уходит корнями в глубочайшее прошлое, где тесно переплетается с древними обычаями.

Манифестация женщин в одной из отдаленных деревень против заключения отцами браков несовершеннолетних девочек:

Индия, когда речь заходит о правах и статусе женщин, как ни странно, представляет собой лабиринт поразительных противоречий. Например, расследование в штате Уттаракханд началось почти одновременно с запуском в июле 2019 года второй индийской автоматической межпланетной станции для исследования Луны. Во главе этого проекта стоят две женщины – инженер-электронщик Мутайя Ванита и специалист в аэрокосмической технике Риту Каридхал. Потрясающее разделение Индии на бесконечные классы, касты, этносы и конфессии сказывается и в том, что здесь есть, с одной стороны, миллионы «пропавших» женщин, а с другой – всемирно известные женщины – политики, ученые, писательницы и актрисы. Данный феномен объясняется, конечно, и чисто классовыми и географическими причинами: плохо образованные, живущие в нищете, подвергающиеся унижениям и преследованиям индийские женщины из отдаленной сельской глубинки живут в стократ хуже, чем их городские, более образованные и состоятельные сестры, добивающиеся огромных успехов. Несчастных и бедных в сотни раз больше, и их жизнь предопределена от рождения и до смерти – если они вообще появляются на свет.​

Нарендра Моди объявляет о запуске программы «​Бети Бачао, Бети Падхао»​ («​Спасите дочь, обучите дочь»​)

Но есть причины и патриархально-экономические, главная из которых не меняется тысячелетиями: расходы на свадьбу в преимущественно индуистском местном обществе, как правило, несет семья невесты, и именно будущая жена должна выплатить приданое семье жениха. И хотя формально само понятие приданого в Индии законодательно запрещено, в действительности эта практика распространена широчайше. Причем в последние годы она умело адаптировалась к росту доходов среднего класса, модернизации и урбанизации – бытовые приборы, подарочные сертификаты, турпутевки и автомобили заменили золотые кольца, серьги и драгоценные камни.​

Постоянный рост и даже культ потребления среди богатеющих индийцев стал причиной все более расточительных и затянутых до немыслимых пределов свадебных торжеств. Жадное освещение местными СМИ самых экстравагантных брачных церемоний, организуемых все увеличивающимся классом «сверхбогатых», тяжелейше давит на обычные семьи, которые с тревогой и раздражением задумываются о будущем девочки сразу после ее рождения.

Индийская невеста.
Индийская невеста.

Семья индийской невесты, по всем традициям, обязана обогатить семью жениха. В малообеспеченных и кастовых группах это означает, что семья жениха может семью невесты просто разорить. Именно эта причина, как говорят эксперты, в первую очередь и объясняет укоренившиеся предпочтения индийцев в отношении сыновей, а не дочерей и снижение ценности женщин.​

Рост социальной мобильности мало повлиял на институт брака в Индии, как и на рост уровня грамотности среди женщин и уровня их трудовой занятости. Индийское общество остается в этом отношении невероятно консервативным: по разным оценкам, свадьбы по договоренности составляют от 80 до 90 процентов всех индийских браков. Причем почти все они эндогамны и заключаются внутри строго ограниченного набора кастовых групп, за чем по-прежнему внимательно, как и сто, и тысячу лет назад, следят все вокруг.

Новостные ленты индийских медиа почти ежедневно предоставляют всем девушкам и юношам, как и их семьям возможность задуматься о почти неизбежных тяжелейших последствиях «своеволия» при выборе будущего спутника жизни. В начале этого месяца, например, дочь одного ведущего политика из руководства правящей партии БДП разместила в социальных сетях видео с криком о помощи и просьбой обратиться за нее в полицию, поскольку ее отец угрожал ей после того, как она вышла замуж за далита («неприкасаемого» уроженца одной из самых низших каст).

Видео с просьбой спасти от отца:

Своеобразная индийская технологическая и экономическая современность сегодня вступает во все большее противоречие с глубочайшим бытовым консерватизмом и даже моральным регрессом местного общества, связанным во многом с внутренней политикой правящей правой индуистской националистической «Бхаратия джаната парти» все того же Нарендры Моди. Индийский премьер-министр много говорит об улучшении положения женщин и увеличении их вклада в социально-экономическую жизнь страны. Но критики Моди указывают на то, что он на самом деле ничего не сделал для защиты женщин от всевозможного патриархального изуверства, пропагандируемого религиозными ортодоксами и консервативными индуистами, которые и составляют основную базу его избирателей.​

В такой стране, как Индия, любые слухи и фейковые новости на тему отношений полов и браков между представителями «несовместимых» этносов, религий, групп и каст, а они появляются часто, становятся общественно опасными. Сам Нарендра Моди весьма неодобрительно не раз высказывался против так называемого «любовного джихада» – термина, придуманного индуистскими экстремистами. Они утверждают, что мусульманское меньшинство Индии участвует в некоем фантастическом заговоре, якобы с целью обратить индуистских женщин в ислам, и поэтому юноши-мусульмане целенаправленно соблазняют индусок. В последние годы радикальные индуистские религиозные группировки устроили несколько случаев линчевания мусульман-мужчин, обвиненных в «преступлениях против индуизма».​

Интересно, что индийские женщины, особенно средней и старшей возрастных групп, часто сами являются самыми твердыми сторонниками сложившихся консервативных патриархальных устоев – в тех же преступлениях на почве обвинений в «любовном джихаде» именно женщины среди всей толпы отличались необычайной жестокостью.

Студентки Калькутты протестуют против волны изнасилований в городе. 2017 год.
Студентки Калькутты протестуют против волны изнасилований в городе. 2017 год.

Неравномерное соотношение полов в Индии не только не повышает ценность женщин, которых становится все меньше и меньше, как могло бы случиться в других странах и обществах, но и подвергает их все большему риску. Сложившаяся ситуация и растущие показатели безбрачия в некоторых областях страны приводят уже к настоящей торговле молодыми женщинами из бедных семей. Некоторые девушки покупаются несколькими мужчинами, которые «делятся» ими с родственниками или продают и перепродают по несколько раз подряд. В ряде штатов северной Индии практика покупки и продажи жен уже настолько распространена, что женщины просто смиряются с тем фактом, что они будут проданы следующему мужу – после рождения сына.​

Правительство же Индии во главе с Нарендрой Моди пока лишь усиливает риторику в сфере борьбы с нарушениями прав женщин и проблемой неравномерного соотношения полов – видимо, не желая признавать настоящие глубинные причины происходящего.

Александр Гостев, Радио Свобода

Смотреть комментарии (1)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG