Ссылки для упрощенного доступа

21 Ноябрь 2018, Ташкентское время: 21:12

Массовое убийство в Керчи. Опять обвинят Киев?


Крым. Керчь. Сотрудники силовых структур у здания Керченского политехнического колледжа, где произошел взрыв. Екатерина Кейзо/ТАСС CRIMEA.

Будет ли расследование керченской трагедии объективным, либо его немедленно политизируют?

Вадим Лукашевич, Константин Янкаускас, Леонид Гозман, Владимир Джаралл – в обсуждении массового убийства в Политехническом колледже Керчи.

​Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Ужасное, тяжелое, трагическое событие предстоит нам сегодня обсуждать – это гибель девятнадцати, может быть, это число увеличится, молодых людей, студентов и преподавателей Керченского политехнического колледжа. С нами Вадим Лукашевич, независимый военный эксперт, Константин Янкаускас, политик. Не успел Следственный комитет заявить, что это теракт, который потом был переквалифицирован на убийство, как с российской стороны начались обвинения, и конечно же, соседей. Мы об этом поговорим позже, а сначала посмотрим хронологию событий.

Теракты и "теракты" в Крыму
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:47 0:00

Елена Рыковцева: То, что он не только стрелял, но и взрывал, – это дает повод отдельным аналитикам предполагать, что там действовала группа, даже понятно, с какими целями, и понятно, откуда эта группа пришла. Полностью представить картину произошедшего я, например, пока не могу.

Вадим Лукашевич: Информации мало. То, что говорят свидетели, там есть видео, где директор по телефону говорит, что все, как в Беслане: зашли люди в масках и так далее...

Елена Рыковцева: Давайте сразу уточним, что это достаточно безумное видео, потому что включить в эфир директора, который уже через одну фразу говорит «меня там не было»...

Вадим Лукашевич: Случилось горе, случилась трагедия, мы должны выразить соболезнования. Никакие слова, тем более выплаты не вернут людей. Для меня здесь важны два момента. Первый момент – «Крымнаш». Сегодня Крым по-настоящему стал частью России. Потому что когда он входил в Россию, крымчане думали, что они возьмут плюсы, а минусы останутся за Уралом. Выясняется, что приходится служить в российской армии, с пенсиями их так же кинули, теперь к ним пришла беда. Беслан тоже Россия, и Дубровка – Россия. К сожалению, это случилось. Самое страшное, что всегда за амбиции государства, за ошибки власти платят совершенно невинные, случайные люди. Мы когда вошли в Сирию, был взорван самолет над Синаем. Сейчас произошло то же самое. Какая бы ни была подоплека, но у этого парня в Твиттере, он сторонник Новороссии, «русские не сдаются». Какая бы у него ни была мотивация, пусть он даже псих, но он сторонник Новороссии. К сожалению, сегодня крымчане столкнулись с тем, что есть Россия. Что такое Россия, помимо плюсов – это низкий уровень общественной безопасности, это слабая работа спецслужб. Неважно, сколько они предотвратили терактов, это они предотвратить не смогли. Одно дело прессовать детей, которые вышли на Пушкинскую за Навального, совсем другое этот случай. Это говорит о том, что низкий уровень общественной безопасности, неспособность спецслужб защитить не власть, а нас с вами.

Елена Рыковцева: Я должна сделать уточнение. Действительно, правда состоит в том, что до аннексии Крыма не было терактов на территории этой республики. Но когда вы говорите о том, что они таким образом расплачиваются за то, что они вошли в состав России, разве вы исключаете, если дело обстоит так, как оно пока что обстоит на первый взгляд, что это парень, одиночка, который купил оружие, купил взрывчатку, у которого были какие-то проблемы и какие-то отношения ненавистнические со своим учебным коллективом, разве не могло такого случиться на территории современной Украины?

Вадим Лукашевич: Пусть это случайность, но пока Крым был украинским, в нем этой случайности не случалось. Теракты были в России, теракты были на Украине, в Крыму не было, а сейчас это есть. Второй момент, который я хотел бы сказать, когда мы аннексировали Крым, мы очень гордились все эти четыре года, что мы взяли бескровно, при этом украинскую кровь мы не считали. У президента даже есть два указа секретных о награждении людей, причастных к этой операции. История учит нас, что бескровных аннексий не бывает, бывает отложенная кровь. К сожалению, как ни тяжело это говорить, сегодня это случилось.

Елена Рыковцева: Как вы это связываете? Почему именно эту отложенную кровь вы считаете платой за аннексию?

Вадим Лукашевич: Потому что у него есть мотивация. Допустим, татарские корни, не надо было притеснять татар. Если даже возникнет украинский след, а он неизбежно возникнет, не надо было лезть на Украину. Если бы мы остались со своими проблемами, я уверен, этого бы не было.

Константин Янкаускас: Это страшное горе, конечно. Хотелось бы прежде всего выразить соболезнования родителям, родственникам погибших. Страшная трагедия, когда гибнут дети у живых родителей. Пожелать выздоровления всем раненым, пострадавшим. Мне сложно какие-то делать выводы, потому что, судя по всему, это убийство массовое совершил подросток. Вообще психика людей – это очень тонкая материя. Был бы Крым в составе Украины, а не в составе России, была бы эта страшная трагедия или нет – это сложно. Есть такая шуточная теория в международных отношениях, что в странах, в которых открывается «Макдоналдс», они между собой не воюют.

Елена Рыковцева: Если без шуток, то может быть, первое, с чем нужно разбираться в этой теории, как он это оружие приобрел и смог бы он его приобрести так же легко на территории Украины.

Константин Янкаускас: Здесь вопрос в том, что молодой человек, у которого были какие-то проблемы, жил без отца, мама работала санитаркой, наверное, не самый высокий уровень жизни. У нас совсем недавно была «Зимняя вишня», чудовищная трагедия, опять гибнут дети. Единственное, что можно предполагать или как-то рассуждать, что обстановка в обществе российском не очень здоровая. Эта постоянная агрессия, которая льется с госканалов, пропагандисты сами по себе визуально выглядят не очень психически здоровыми людьми, агрессия, может быть, внутренние комплексы. Когда на Киселева смотришь, производит впечатление немного больного, закомплексованного человека. Плюс наслаивается экономическая обстановка плохая откровенно, растет число бедных, безработица увеличивается в отдельных регионах, уровень жизни падает. Наверное, такая атмосфера нездоровая, может быть, могла способствовать тому, что это произошло. Мне кажется, в системе образования у нас тоже большие проблемы, у нас образование из года в год настойчиво превращают в конвейер по поставке так называемых образовательных услуг, все это как-то механизируется, вводятся финансовые показатели. Большие проблемы с оказанием психологической помощи, в том числе таким проблемным ребятам. Хорошо, если психолог вообще есть. Ребята оказываются предоставлены сами себе – это, наверное, тоже могло повлиять.

Елена Рыковцева: Сейчас очень надеются на федеральных каналах, что это организованная банда, что должна быть террористическая группа. Сквозит в этом именно надежда, потому что она многие вещи для них объясняет.

Вадим Лукашевич: Обратите внимание, что сначала это был теракт, теперь это массовое убийство. Потому что если это теракт, то это ответственность спецслужб, которые его проглядели, а если массовое убийство, то это МВД. Теракт – это взрывы и так далее с целью запугивания населения, создание угрозы. Здесь сразу вывели спецслужбы из-под ответственности. Если бы это был теракт, сейчас бы были вопрос: ребята, вы куда смотрели? У нас два анклава – Чечня и Крым, где повышенное внимание, инвестиции и прочее, и как это там такое случилось.

Елена Рыковцева: С нами на связи Крым, Владимир Джаралла. Мы вам как жителю Крыма выносим соболезнования. Очень тяжело, очень страшно за всех, кто потерял сегодня детей и близких. У вас сложилось на эту минуту представление, как это было, сколько их было, был ли это один молодой человек, почему с ним так случилось?

Владимир Джаралла: Прежде всего очень важное дополнение, дело в том, что у него не было Твиттера, у него была стена во «ВКонтакте». Но есть еще один нюанс: то, что цитируется, что он сторонник Новороссии, к этому человеку не имеет никакого отношения. Это другой молодой человек, который уже опознан, просто совпадение крайне неприятное для него. (От редакции: Стена с Новороссией, судя по сообщениям СМИ, у него все-таки была.) К сожалению, это трагедия, которой невозможно найти ни слов, ни пояснений. Это настолько невероятно, что еще полностью не укладывается в голове. Вся информация, которая свидетельствует, все, что у нас есть, – это то преступление, которое невозможно предотвратить. Кто в школах российских, где произошли преступления при помощи холодного оружия, знал, что у этих ребят так поедет крыша, что они на это решатся? К сожалению, это та самая проблема, которая не зависит ни от богатства, ни от развития политической системы, ни от каких-то других моментов, которые связаны с тем, что у него в голове. В голове покопаться у каждого человека, как вы понимаете, очень сложно. Еще один момент, который заставляет задуматься, – оружие. Это дорого, оно приобретено официально, судя по всему, это достаточно большие расходы, а семья бедная. Каким образом он зарабатывал на жизнь и получал оружие? В отношении того, какая реакция, дело в том, что первая мысль – что это Украина. Так как это страна, которая на протяжении длительного времени создает такое количество проблем – вода, электроэнергия, целый ряд враждебных действий с самых различных сторон, поэтому ничего хорошего тут не ждут. Но потом, слава богу, выяснилось, что это к ним отношения не имеет. Другие версии, которые возникали, сразу произвели впечатление спекулятивных, поэтому отброшены были достаточно сильно.

Елена Рыковцева: Это вопрос Леониду Гозману, как частому участнику ток-шоу на российских каналах. Я хочу показать подборку, как сегодня реагировали люди, которые приходят в ток-шоу. Я начну с заявления крымского политика Владимира Константинова, председателя Государственного совета республики Крым. Он говорит: «Да, мы пока ждем официальной информации, но мы все понимаем, что все зло на крымскую землю идет с украинской земли». Это было первое его заявление, хотя еще ни о чем не было известно. Генерал-лейтенант службы внешней разведки Леонид Решетников: «Это, безусловно, украинские силы. Они постоянно проводят теракты как в Донецке, так и в Луганске, и сейчас они переключились на Крым. Они уже пытались организовать теракты на полуострове, и сегодня у них получилось». В ток-шоу Первого канала «Время покажет» ведущие совершенно не поднимали «украинскую» версию, но их гости были заведены на эту тему так, что категорически отказывались верить в то, что этот молодой человек – одиночка, они буквально говорили: это покушение на путинскую стабильность. Несколько раз они повторяли, что не может быть, что он один, у него наверняка есть источник информации, который помог ему собрать устройство. И все с отсылом за границу Крыма, имеется в виду Украина. Пока ведущие телеканалов удерживаются в рамках приличия, то есть они сами по себе не позволяют ничего такого придумывать, но машина уже заведена. Каков ваш прогноз, будет ли развиваться расследование этой истории в ту степь, что у него были сообщники, конечно, его использовали? Будет ли педалироваться версия Украины даже в этой, казалось бы, очевидной истории?

Леонид Гозман: Если они будут эту тему обсуждать, то, конечно, они будут педалировать Украину просто потому, что они больше ничего не могут. Вне зависимости от позиций конкретных ведущих, люди подбираются таким образом, ткни его пальцем в живот – он начинает говорить про бандеровцев и прочих. Как пойдет дальше, есть два варианта. Если наше руководство государства решит использовать это несчастье для эскалации войны, причем эскалация войны может идти в двух направлениях. Во-первых, это эскалация войны непосредственно с Украиной, а второе – это репрессии против крымских татар. Недаром проскочило, что он похож на татарина, этот несчастный, который все это сделал. Я думаю, что с татарами есть личные счеты у Владимира Владимировича, потому что он человек обидчивый, то, что Мустафа Джемилев послал его фактически в самом начале всей этой авантюры, я думаю, что он про это очень хорошо помнит, татар не любит. Если наше руководство решит двигаться либо в сторону эскалации войны с Украиной, либо в сторону репрессий крымских татар, тогда эта тема будет раскручиваться. Или эта тема вообще уйдет с экранов, потому что иначе они ее обсуждать не могут. Обсуждать это в контексте того, что это несчастье, которое бывает, к сожалению, в разных странах, что это невозможно предотвратить, это невозможно предсказать, можно снижать вероятность этих несчастий, но никогда нельзя их снизить до нуля, к сожалению, – так они могут обсудить один раз, а дальше они будут кричать про бандеровцев и прочую свою ахинею. Странно, что они не сказали, что это лично против Владимира Владимировича Путина теракт.​

Продолжение смотрите на видео и слушайте в звуке.

Опрос на улицах Москвы

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG